Refund of prepayment under international agreements

№ 1, 2022
Authors:

Job title: Chairman of the International Arbitration Court at the BelCCI
Job title: Head of the Information and Consulting Center of the IAC at the BelCCI

В процессе деятельности в рамках международного торгового оборота белорусские компании осуществляют не только экспорт товаров, работ, услуг, но и их импорт. При этом условия договоров международной купли-продажи товаров зачастую требуют полной или частичной предоплаты поставляемой продукции. В этом случае риски несет покупатель, ведь никто не застрахован от того, что зарубежный поставщик не выполняет или не в полной мере выполняет обязательства по внешнеторговому договору, по которому получена предоплата. Механизмы возврата суммы предварительной оплаты по внешнеторговым договорам рассмотрим на примерах из практики Международного арбитражного суда при БелТПП.

Внешнеторговая деятельность белорусских предприятий связана как с экспортом товаров, работ, услуг, так и с импортом продукции зарубежных производителей. В последней ситуации основной обязанностью белорусского покупателя является осуществление им оплаты товара – предварительно либо по факту поставки. При этом иностранные контрагенты белорусских субъектов достаточно часто требуют осуществления предварительной оплаты.

Такие требования могут быть обоснованными: предоплата подтверждает платежеспособность покупателя и защищает продавца от рисков, связанных с неоплатой поставленного товара, и не вызывают негативных правовых последствий для белорусских компаний – если иностранный партнер выполняет взятые на себя обязательства должным образом и в оговоренные сроки. Но в то же время практика Международного арбитражного суда при БелТПП, как и других судов, рассматривающих международные торговые споры, показывает, что ситуации ненадлежащего исполнения сторонами таких торговых сделок взятых на себя обязательств – далеко не редки.

В этой связи нельзя не упомянуть, что пунктом 1 статьи 10 Закона Республики Беларусь «О валютном регулировании и валютном контроле» (в редакции Закона Республики Беларусь от 30 июня 2020 г. № 36-З, вступившей в силу с 9 июля 2021 г.) и принятыми в его развитие актами Национального банка Республики Беларусь предусматривается обязательное включение в любой внешнеторговый договор с участием белорусского субъекта (в терминологии вышеупомянутого Закона – «валютный договор») условия о сроках возврата предварительной оплаты в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением иностранным контрагентом взятых на себя обязательств.

Отметим, что наряду с указанными требованиями валютного законодательства белорусские субъекты, безусловно, должны располагать правовыми механизмами возврата предварительной оплаты, осуществленной, в частности, в рамках договора международной купли-продажи товаров. Существует несколько таких механизмов, а их использование зависит от подлежащего применению к отношениям сторон договора международной купли-продажи товаров права.

Первый из таких механизмов возможен в ситуации, когда речь идет о применении к договору права Республики Беларусь. В этом случае можно воспользоваться «прямым механизмом», изложенным в статье 457 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

В соответствии с пунктом 3 данной статьи в случаях, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет свои обязанности по передаче товара в установленный срок (статья 427), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом.

В качестве примера реализации этого механизма приведем разрешенный Международным арбитражным судом при БелТПП спор, возникший из договора международной купли-продажи товаров от 3 октября 2019 г. (далее – Контракт) между белорусским обществом с ограниченной ответственностью А (далее – Истец) и польским обществом с ограниченной ответственностью В (далее – Ответчик).

Истец, основываясь на положениях статьи 457 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в исковом заявлении просил взыскать с Ответчика предварительную оплату по Контракту в сумме 2160 евро, предусмотренную пунктом 8.1 Контракта за просрочку поставки товара, пеню в размере 4492 евро, а также штраф за непоставку товара в сумме 770 евро, указав в качестве правового обоснования последнего пункт 91 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного Постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444.

Состав суда установил, что 3 октября 2019 г. стороны заключили Контракт, в соответствии с пунктом 1.1 которого Истец, выступая в качестве покупателя, обязался принять и оплатить, а Ответчик, выступая в качестве продавца, – поставить товар: бочки из нержавеющей стали объемом 100 л в количестве 50 штук на общую сумму 20 000 евро; передвижной контейнер общим объемом 600 л в количестве 1 штука стоимостью 7700 евро на условиях поставки CIP – белорусский город в соответствии с приложением № 1 к Контракту.

24 октября 2019 г. стороны подписали приложение № 2 к Контракту, которым утвердили чертежи поставляемого товара.

Общая стоимость Контракта составила 27 700 евро.

Согласно пункту 3.1 Контракта Истец обязался осуществить оплату следующим образом:

60 процентов от общей стоимости, что составляет 16 620 евро, перечислить на расчетный счет Ответчика в течение 15 календарных дней после двустороннего подписания Контракта и согласования чертежей из приложения № 2;

20 процентов от общей стоимости, что составляет 5540 евро, перечислить в пользу Ответчика после официального уведомления о готовности товара;

оставшиеся 20 процентов стоимости, что составляет 5540 евро, –перечислить после поступления товара на склад Истца и подписания акта приемки товара.

Стороны определили, что товар должен быть поставлен покупателю (Истцу) в течение 80 рабочих дней с момента подписания Контракта, поставка продукции осуществляется автомобильным либо авиатранспортом за счет продавца (Ответчика). Место доставки – склад Истца. Датой поставки оборудования и технической документации считается дата их прибытия на таможенный терминал.

Состав суда констатировал, что Истцом был соблюден порядок оплаты по Контракту, поскольку 1 ноября 2019 г. на счет Ответчика была перечислена сумма авансового платежа в размере 16 620 евро, 30 января 2020 г. – сумма авансового платежа в размере 5540 евро.

Состав суда установил также, что 6 февраля 2020 г. Ответчик доставил Истцу 50 бочек из нержавеющей стали объемом 100 л на общую сумму 20 000 евро, что подтверждается международной товарно-­транспортной накладной CMR.

Передвижной контейнер объемом 600 л стоимостью 7700 евро Ответчиком поставлен не был.

Соответственно, разница между суммой предварительной оплаты в 22 160 евро и стоимостью поставленного товара на сумму 20 000 евро составила 2160 евро.

Разрешая заявленное Истцом требование о взыскании с Ответчика предварительной оплаты в вышеназванной сумме, состав суда руководствовался изложенными выше положениями пункта 3 статьи 457 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Состав суда отметил, что Истец направлял в адрес Ответчика претензию от 23 июля 2020 г. с требованием возвратить сумму предоплаты в размере 2160 евро за непоставленный передвижной контейнер. Однако со стороны Ответчика данное требование выполнено не было.

Исследовав и оценив представленные доказательства, состав суда пришел к выводу, что заявленное Истцом требование о взыскании с Ответчика предварительной оплаты является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Согласно пункту 8.2 Контракта за несоблюдение (ненадлежащее исполнение) обязательств, вытекающих из условий Контракта, стороны несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Пункт 1 статьи 311 Гражданского кодекса неустойкой (штрафом, пеней) признает определенную законодательством или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Пункт 8.1 Контракта устанавливал неустойку в случае несоблюдения Продавцом сроков поставки товара – пеню в размере 0,5 процента от суммы предварительной оплаты за каждый день просрочки, а в случае просрочки поставки товара свыше 60 календарных дней – в размере 2 процентов от суммы предварительной оплаты за каждый день просрочки поставки.

Состав суда констатировал, что расчет пени за период с 26 февраля по 25 апреля 2020 г. (60 дней просрочки) и за период с 26 апреля по 23 июля 2020 г. (89 дней просрочки) осуществлен Истцом верно и общая сумма неустойки, подлежащая взысканию с Ответчика, составляет 4492 евро.

На основании вышеизложенного требование Истца о взыскании с Ответчика пени удовлетворено в полном объеме.

Рассматривая вопрос о взыскании с Ответчика в пользу Истца штрафа в размере 770 евро, состав суда отметил следующее.

В силу пункта 2 Положения о поставках товаров, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444, данный нормативный правовой акт не применяется при рассмотрении споров, вытекающих из внешнеэкономических сделок юридических лиц Республики Беларусь. В этой связи поскольку Ответчик является юридическим лицом, учрежденным в соответствии с законодательством Республики Польша, нормы Положения о поставках товаров к правоотношениям сторон по данному делу не применимы.

Состав суда отметил также, что постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 3 декабря 2020 г. № 691 «О признании утратившими силу постановлений Совета Министров Республики Беларусь» само постановление Кабинета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444 «Об утверждении Положения о поставках товаров в Республике Беларусь», на которое ссылался в своем заявлении Истец, признано утратившим силу с 6 июня 2021 г.

Соответственно, в удовлетворении требования о взыскании с Ответчика штрафа в размере 770 евро состав суда отказал.

Таким образом, на примере из практики Международного арбитражного суда при БелТПП рассмотрен механизм возврата белорусским субъектом предварительной оплаты в ситуации, когда к внешнеторговому договору применяется законодательство Республики Беларусь. О иных механизмах взыскания предоплаты по договорам международной купли-­продажи товаров речь пойдет в следующем номере бюллетеня «Меркурый».